Философия Гороскопы Отношения Красота и Здоровье
Лучшие статьи
Загрузка...
Загрузка...

Омар Хайям, рубаи, афоризмы

1. Много лет размышлял я над жизнью земной.
Непонятного нет для меня под Луной.
Мне известно, что мне ничего не известно! –
Вот последняя правда, открытая мной.

2. Я – школяр в этом лучшем из лучших миров.
Труд мой тяжек: учитель уж больно суров!
До седин я у жизни хожу в подмастерьях,
Всё еще не зачислен в разряд мастеров...

3. Круг небес ослепляет нас блеском своим. 
Ни конца, ни начала его мы не зрим. 
Этот круг недоступен для логики нашей, 
Меркой разума нашего не измерим.

4. Всё, что видим мы, – видимость только одна. 
Далеко от поверхности мира до дна. 
Полагай несущественным явное в мире, 
Ибо тайная сущность вещей – не видна.

5. Жизнь уходит из рук, надвигается мгла,
Смерть терзает сердца и кромсает тела,
Возвратившихся нет из загробного мира,
У кого бы мне справится: как там дела?

6. Океан, состоящий из капель, велик.
Из песчинок слагается материк.
Твой приход и уход – не имеют значенья,
Просто муха в окно залетела на миг...

7. До рождения ты не нуждался ни в чем,
А родившись, нуждаться во всем обречен.
Только сбросивши гнет ненасытного тела,
Снава станешь свободным, как бог, богачом.

8. В этом мире ты умным слывешь? Ну и что?
Всем пример и совет подаешь? Ну и что?
До ста лет ты намерен дожить? Допускаю.
Может быть, до двухсот доживешь. Ну и что?

9. Двести лет проживешь или тысячу лет – 
Всё равно попадешь муравьям на обед. 
В шелк одет или в жалкие тряпки одет, 
Падишах или пьяница – разницы нет!

10. Семь небес или восемь? По-разному врут. 
Важно то, что меня они в прах разотрут. 
И какая мне разница: черви в могиле
Или волки в степи мое тело сожрут?

11. Встань и полную чашу налей поутру,
Не горюй о неправде, царящей в миру.
Если б в мире законом была справедливость –
Ты бы не был последним на этом пиру.

12. Мы источник веселья – и скорби рудник,
Мы вместилище скверны – и чистый родник.
Человек, словно в зеркале мир, многолик.
Он ничтожен – и он же безмерно велик.

13. В этом мире на каждом шагу – западня.
Я по собственной воле не прожил и дня.
За меня в небесах принимают решенья,
А потом бунтарем называют меня!

14. Не молящимся грешником надобно быть –
Веселящимся грешником надобно быть.
Так как жизнь драгоценная кончится скоро –
Шутником и насмешником надобно быть.

15. Над Землею сверкает небесный Телец.
Скрыл  другого тельца под землею творец.
Что ж мы видим на пастбище между тельцами?
Миллионы безмозглых ослов и овец!

16. «Ад и рай – в небесах», – утверждают ханжи. 
Я, в себя заглянув, убедился во лжи: 
Ад и рай – не круги во дворце мирозданья, 
Ад и рай – это две половины души.

17. Каждый молится богу на собственный лад.
Всем нам хочется в рай и не хочется в ад.
Лишь мудрец, постигающий замысел божий,
Адских мук не страшится и раю не рад.

Иова и уничтожить его
скот. Однако, несмотря на все эти бедствия, Иов

отказывается проклясть
Бога, философски заявляя: "Господь дал, Господь

взял; да будет имя
Господне благословенно!" Но Сатана, не довольствуясь

этим, коварно советует
Иегове: "...кожу за кожу, а за жизнь свою отдаст

человек все, что есть у
него; но простри руку Твою и коснись кости и плоти

его, - благословит ли он
Тебя?" Иегова позволяет Сатане поразить Иова

проказой, но Иов остается
верен Господу.

  В этом эпизоде Сатана
проявляет твердую решимость подорвать веру Иова в

Бога и выступает в
качестве непосредственного исполнителя кар,

обрушившихся на Иова.
Однако он действует в полном согласии с указанием

Бога и, как
представляется, выполняет полезную функцию. Он стремится

вскрыть греховность, от
природы присущую всякому человеку. Но позднее,

по-видимому, из-за столь
ожесточенного рвения Сатана опротивел Богу не

меньше, чем людям. В 1-й
Книге Еноха, не вошедшей в Ветхий Завет, но

оказавшей влияние на
ранних христиан, появляется целая категория духов -

Сатан, которых вовсе не
допускают на небеса. Енох слышит голос архангела

Фануила, "отгоняющего
Сатан и запрещающего им представать перед Господом

Духов и обвинять
обитателей земли". В этой же книге фигурируют "карающие

ангелы", по-видимому,
тождественные Сатанам. Енох видит, как они готовят

инструменты для казни
"царей и владык земли сей, дабы уничтожить их *".

  Эти фрагменты,
по-видимому, относятся к I веку до н. э.

  На основе этого
представления о неумолимом ангеле, обвиняющем и карающем

людей, со временем
развился средневековый и современный христианский образ

Дьявола. Когда Ветхий
Завет впервые перевели на греческий язык, слово

"satan" передали как
"diabolos" - "обвинитель", с оттенком значения

"ложный обвинитель",
"очернитель", "клеветник"; от этого слова и возникло

имя "Дьявол".

  Поздние иудейские
авторы тяготели к разграничению доброго и злого начал и

представляли Иегову
абсолютно благим Богом. Поступки Иеговы в некоторых

библейских эпизодах
казались им совершенно невероятными, а потому были

приписаны некому злому
ангелу. Первая версия повествования о том, как

Давид исчислил народ
Израиля и тем самым навлек на израильтян Божью кару,

содержится во 2-й Книге
Царств (24:1), которую датируют началом VIII века

— Она в порядке, — быстро ответил Валентин. — Но Джослин выпила зелье, при помощи которого уснула на долгое время.

— И когда она проснется?

— Когда Магнус Бейн, который дал ей снадобье, поделится и зельем пробуждения, — сказал отец, потирая запястье.

Посмотрев на лицо отца, я понял, что он не спал несколько дней. Конечно, ждал возвращения Джослин и… Чаши. Разумеется, отцу важна Чаша смерти, а вот любит ли он еще Джослин, остается загадкой.

— Я могу достать зе… — начал я, но Валентин меня перебил на полуслове.

Содержание

00:03:22 Эта истина уже была представлена в писаниях, но Рамануджа развил идею Веданты и выступил против Шанкары, против школы отречения. Затем, конечно же, Мадхава Ачарья и эти идеи присутствовали в Ведах, в Упанишадах, в Пуранах, но ученые ложно поняли эти идеи. И пришли к заключению, что высшая цель – это сон без сновидений.

Подарок от Администрации')" width=60px height=60x src='http://i.oldbk.com/i/sh/gift_hb_135.gif'>

Нажмите сюда, чтобы увидеть все уникальные подарки...

Подарки:

С 9м Мая!

Подарок от Самый Темный

С Праздником Победы!!!')" width=60px height=60x src='http://i.oldbk.com/i/sh/9may_gift_10.gif'>

Дьявольское сердце

Подарок от Klubnichka

Люблю тебя мой....:))))) Кыса:)')" width=60px height=60x src='http://i.oldbk.com/i/sh/gift_love3.gif'>

С 1 мая!

Подарок от Manmir


Никто свои страданья не сочтёт
Столь малыми, чтоб добиваться больших
Из честолюбия.

страдания честолюбие

поделиться


Возраст:217 не указан


Сообщений: 439


Мартин Макдона (х) пока еще не снимал плохих фильмов. Этот 4-й (если считать "шестзарядник" и "однажды в Ирландии" и не является исключением. В переводе гоблина пока не смотрел, но не думаю, что он здесь и нужен... бесит нагловато-гопский голос и обычай "дошучивать" шутки. Здесь по части юмора достаточно уже постарались сами авторы, матерный юмор гоблина имхо излишен.

Возраст:43 не указан


Сообщений: 88


Мартин Макдонах - рулит ))) посмотрел и в гоблине и в дубляже , в гоблине понравился больше но фильм понравился очень !


бог любит меня =)

vkon пишет:

      Прегрешение Человека стало известным; сторожевые
Ангелы покидают Рай и возвращаются на Небеса, дабы
доказать свою бдительность. Бог оправдывает их, вещая,
что они не властны были воспрепятствовать вторжению
Сатаны, и посылает Своего Сына судить ослушников. Сын
нисходит на Землю и возглашает заслуженный приговор,
но, сострадая падшим, прикрывает их наготу и возносится
к Отцу. Грех и Смерть, до сей поры сидевшие у Врат
Ада, в силу удивительной симпатии угадывают успех Сатаны
в новозданном мире, решаются не быть долее затворниками
Ада, но, последуя Сатане - их властелину, стремятся
проникнуть в обиталище Человека. Для удобного сообщения
между Адом и новозданным миром они воздвигают обширный
путь, или мост, через Хаос по следам, проложенным
Сатаной. Приближаясь к Земле, они встречаются с Сатаной,
который, гордый своим успехом, возвращается в Ад. Их
взаимные приветствования. Сатана является в
Пандемониум и кичливо объявляет всеобщему собранию о
своем торжестве над Человеком. Вместо рукоплесканий в
ответ раздается соединенный свист и шипение всего
собрания, обращенного, вместе с Сатаною, в змиев,
согласно приговору, произнесенному в Раю. Обманутые
призраками запретного Древа, выросшего пред ними, они
жадно кидаются к плодам, но пожирают прах и горький
пепел. Грех и Смерть действуют в Раю. Бог
провозглашает конечную победу Сына над ними и
возрождение всего сотворенного; теперь же повелевает
Ангелам совершить различные изменения в небе и стихиях.
Адам, все более сознавая свое падение, горестно
сетует, отвергая утешения Евы; однако она все же
успокаивает его. Дабы отклонить проклятие,
долженствующее пасть на их потомство, Ева предлагает
жестокие меры, но Адам не одобряет их и, питая надежду,
напоминает о возвещенном обетовании, что Семя Жены
сотрет главу Змия, и увещевает умилостивить
разгневанного Бога молитвами и покаянием.

Меж тем уже прознали в Небесах
О мстительном злодействе Сатаны,
Что в Рай прокрался, принял Змия вид
И Еву от запретного плода
Вкусить склонил, а та ввела в соблазн
Адама. От всевидящего Ока
Творца ничто не может ускользнуть,
Всезнающее обмануть нельзя
Господне сердце; праведен Господь
И мудр во всем, Врагу не запретив
Надежность Человека искушать,
Вооруженного избытком сил
И волею свободной, в полноте,
Достаточной, чтоб ковы разглядеть
Дружков притворных и прямых врагов
И отразить. Всевышнего запрет
Был ведом людям: к этому плоду
Не прикасаться, кто б ни соблазнял.
За непокорство их постигла казнь
(Чего им было ждать?). Умножив грех,
Ослушники погибли поделом.

Отряды Ангельские, торопясь,
На Небо из Эдема воспарили,
Супругам соболезнуя, грустя
Безмолвно, ибо ведали уже
О их грехопаденье и безмерно
Дивились: как незримый Враг проник
Украдкой в Рай? Когда ж Небесных Врат
Достигла эта горестная весть,
Явили неизбывную печаль
Все лики Эмпирейские, но скорбь,
В глубоком состраданье растворясь,
Блаженство их нарушить не могла.
Вокруг прибывших сонмы собрались
Насельников Небес, чтоб разузнать
Подробности события в Раю,
Но стражи поспешили дать отчет

Пред Высочайшим Троном, доказать
Творцу, что недреманным был надзор.
Как вдруг, среди раскатов громовых,
Из облаков таинственных, воззвал
Всевышний и Предвечный Бог-Отец:
"- Вы, Ангельское сонмище! Вы, Силы,
Покинувшие Райские посты,
Где ваш надзор успеха не имел!
Да не смущает вас и не дивит
Случившееся ныне на Земле.
Ни ваши неусыпные труды,
Ни зоркость не могли предотвратить
События, предсказанного Мной,
Когда, бежав из Ада, пересек
Пучину Искуситель. Я прозрел
Его победу, ведал наперед,
Что соблазненный Человек, прельстясь
Коварной ложью, потеряет все,
Поверив наговорам на Творца.
Его погибель не была ничуть
Мной обусловлена. Я не стеснил
Малейшим нагнетеньем ни одним
Его свободной воли; в равновесье
Полнейшем, предоставлена она
Своей наклонности. Но Человек
По собственному изволенью пал.
За преступленье смертный приговор
Осталось вынести, но упрежденный,
Что в день паденья должен умереть,
Угрозу мнимой счел, поскольку смерть
Его не поразила в тот же миг,
Чего он опасался. Но Адам,
Еще до истеченья дня, поймет:
Отсрочка - не прощение вины.
Не будет Правосудие Мое -
Вослед за Милостью - оскорблено!
Кого пошлю судьей? Тебя, Мой Сын
Соцарствующий, коему вручил
Я право суд вершить на Небесах,
Земле и в Преисподней. Усмотреть
Легко, что с Правосудьем пожелал
Я Милосердье сочетать, послав
Посредника и человеколюбца,
Согласного по доброй воле стать
Спасенья ради жертвою, при сем -
Спасителем, на Землю низойдя,
Вочеловечиться и воплотиться,
Чтоб Человека падшего судить}"
Так молвив, одесную распахнул
Отец блистанье славы всей Своей
И Сына лучезарно озарил;
Сияньем Сын явил Отца вполне,
С божественною кротостью сказав:

"- Тебе решать. Предвечный Мой Отец,
Мне - волю Вышнюю творить дано
На Небе и Земле, да утвердишь
Ты на любимом Сыне навсегда
Благоволенье Отчее. Сойду
На Землю обвиняемых судить.
Но знаешь Ты: какой бы ни постиг
Их приговор,- но горший на Меня
Падет по истечению времен.
Я пред Тобой сей приговор избрал
И не жалею, ибо, обратив
Возмездье на Себя, его смягчу,
Умерю правосудье милосердьем,
Им равно честь воздам, да возблестит
Их слава, да ослабится Твой гнев.
Мне помощи не надо на суде,
Где нет свидетелей, помимо двух
Виновных; третий скрылся, доказав
Побегом преступленье. Он презрел
Законность и заочно осужден.
Улики против Змия - ненужны!"

Он с Трона лучезарного восстал,
Сверканьем славы Отчей осиян.
Как свита именитая, за Ним
Престолы, Власти, Силы и Господства
Проследовали до Небесных Врат,
Откуда открывался на Эдем
И на окрестности обширный вид.
Туда он вмиг спустился; быстроту
Божественную временем нельзя
Определить, хотя и на крылах
Оно летит стремительных минут.
С полудня плавно Солнце на закат
Склонялось. Тиховейные ветра,
Что Землю освежают в должный час,
Уже проснулись, вечер возвестив
Прохладный. Охладился также гнев
Того, кто милосердным Судией,
И заодно Заступником, сошел
Изречь над Человеком приговор.
Глас Господа, ходившего в Раю,
До слуха провинившейся четы
Воздушное дыханье донесло
На склоне дня. Услышали они,
И от лица Господня, меж древес,
Укрылись в буйной чаще; и воззвал
Господь к Адаму и промолвил так:

"- Где ты, Адам, столь радостно приход
Встречавший Мой, узрев издалека?
Отсутствием твоим Я удручен,
И там, куда почтительности долг
Являлся, без призыва, нахожусь
Теперь в уединенье. Предстаю
Не с прежним ли сверканьем? Или, сам
Переменись, ты скрылся? Или ты
Случайно задержался? Появись!"

Явился; Ева нехотя плелась
Второй,- а ведь грешить спешила первой.
Чета была уныла, смущена;
Их взор уже любви не выражал
Ни к Богу, ни друг к другу,- только стыд,
Отчаянье, сознание вины,
Ожесточенье, ненависть, разлад,
Лукавство и досаду. Наконец
Молчавший в замешательстве Адам
Ответил кратко: "- Голос Твой в Раю
Я услыхал и убоялся, ибо
Я наг, и скрылся!" Кроткий Судия
Сказал безгневно: "- Голос Мой не раз
Ты радостно и не боясь ничуть
Слыхал,- почто теперь он страшен стал?
И кто тебе поведал, что ты наг?
Не ел ли ты от Древа, чьи плоды
Я строго запретил тебе вкушать?"
Адам сказал, снедаемый тоской:
"- О Небо! Тяжко мне держать ответ
Пред Судией моим! Неужто грех
Лить на себя приму иль должно мне
Мое второе Я, подругу жизни,
Винить? Она осталась мне верна,
И надо бы ее проступок скрыть
И наказанье от нее отвлечь,
Но грозный долг, злосчастная нужда
Велят мне говорить, чтоб грех и казнь
Невыносимым бременем двойным
Не пали на одну мою главу.
Когда б я умолчал, Ты все равно
Открыл бы утаенное. Жена,
Мне созданная в помощь, лучший дар,
Ниспосланный Тобою, воплощенье
Моих желаний, чудо красоты
Небесной, средоточие добра,
Столь дивная, что от ее руки
Я никакого зла не ожидал;
Ее любой поступок был оправдан,
Столь мило совершала их она;
Жена дала мне плод, и я вкусил".

Державный Вездесущий произнес:
"- Ужель она твой Бог, что оказал
Ты вящую, чем голосу Творца,
Покорность? Разве Ева создана
Твоим вождем, главой, хотя бы ровней,
Что для нее достоинством мужским
Ты поступился, высоту презрел,
На каковую был превознесен
Над Евой, сотворенной из тебя
И для тебя? Ее по статям всем
Ты превосходишь; дивной красотой
Наделена она, дабы любовь
Твою привлечь, отнюдь не подчинить.
Ее дарам прекрасным надлежит
Под властью быть,- не властвовать самим.
Твое призванье, твой удел - главенство,
Когда бы впрямь себе ты цену знал!"

Затем Он Еву кратко вопросил:
"- Что, женщина, ты сделала, скажи?"
И Ева, сокрушенная стыдом,
Призналась, но испытывая страх
И слов не находя, пред Судией,
В смущении дала такой ответ:
"- Змий обольстил меня, и я вкусила".

Немедля стал чинить над Змием суд
Господь, хоть безъязыкий скот не мог
На Сатану переложить вину,
Который исказил и осквернил
Его предназначение, избрав
Орудьем зла. Итак, за естество
Растленное по праву проклят Змий.
Дальнейший смысл от Человека скрыт,
Всю истину ему не должно знать,
Поскольку не убавило б греха
Такое знанье. В сущности, Господь
На Сатану, первопричину Зла,
Направил приговор и поразил
Его в словах таинственных, сочтя
Их наилучшими в те времена;
Он Змию так проклятье возгласил:

"- За то, что сделал это,- проклят будь
Пред всеми ты скотами, пред зверьми
Земными; и на чреве будешь ты
Своем ходить, прах будешь есть все дни
Своей ты жизни. Положу вражду
Отныне меж тобою и Женой,
Меж семенем Жены и меж твоим.
Оно пятой главу твою сотрет,
И жалить будешь ты его в пяту!"

Так предвозвещено все, что сбылось,
Когда Марии - новой Евы - Сын,
Христос узрел, как, молнией с Небес,
Пал Сатана, Князь воздуха; затем
Сын Человеческий, восстав из гроба,
Владычества и Силы одолел
Растленные и в полном торжестве,
В сиянье вознесясь, плененный плен
Повлек по воздуху, который был
Владеньем долголетним Сатаны.
Под нашими стопами, наконец,
Тот сокрушит Врага, кто роковой
Удар ему предвозвестил теперь.
Он женщине решенье объявил:
"- Умножу, умножая скорбь твою
В беременности; ты детей рождать
В болезни будешь; к мужу твоему
Влечение твое, и будет он
Господствовать всецело над тобой".

Адама он приговорил последним:
"- За то, что внял жене своей, вкусив
От Древа, о котором Я запрет
Изрек, поведав: от него не ешь! -
В твоих деяньях проклята Земля;
Все дни твоей ты жизни станешь впредь
Питаться в скорби от нее; волчцы
И тернии она тебе взрастит,
И ты кормиться будешь полевой
Травой, и в поте твоего лица
Есть будешь хлеб, пока не отойдешь
Обратно в землю, из которой взят,
Зане ты прах и обратишься в прах".

Так Суд вершил Небесный Судия
И Он же - наш Спаситель, отдалив
Удар смертельный, возвещенный днесь;
И, сжалившись при виде их, нагих,
Открытых воздуху, что должен был
Большие измененья претерпеть,
Не пренебрег от сей поры слугой
Предстать пред ними. Как поздней своим
Он слугам ноги умывал, теперь
Покрыл, подобно нежному отцу,
Их наготу и кожами одел
С животных умерщвленных или с тех,
Кто, словно гады, сбрасывают кожи,
Дабы на молодые заменить.
Не преминув одеть Своих врагов,
Не только внешнюю их наготу
Он кожами прикрыл, но во сто крат
Постыднейшую наготу их душ
Греховных Правды ризами облек
И заслонил от Своего Отца;
Затем, к Нему мгновенно вознесясь,
В блаженном лоне Отчем опочил
Во славе, и Отца, хотя Господь
Всеведущ, о суде оповестив
Над Человеком грешным, за него
Ходатайство умильное добавил.

Меж тем, до преслушанья и суда,
Сидели Грех и Смерть лицом к лицу
У настоять растворенных Адских Врат,
Откуда яростный хлестал огонь
Б пучине Хаоса, с тех пор, как Враг
Их миновал, пропущенный Грехом.
Уродина, молчание прервав,
Заговорила, к Смерти обратясь:
"- Зачем в таком бездействии, мой сын,
Мы, глядя друг на друга, здесь сидим,
Тогда как Сатана, великий наш
Родитель, ратует в иных мирах,
Устроить наилучшее стремясь
Пристанище для нас, любимых чад.
Бесспорно, он желанного достиг,
Поскольку, неудачу потерпев,
Вернулся бы: клевреты Божества
Удобнейшего места не найдут,
Чтоб жажду мести удовлетворить
И покарать мятежника. В себе
Я чую силу новую; крыла,
Сдается, вырастают за спиной;
За гранью этой хляби мне даны
Обширные владения, туда
Сама не знаю что меня влечет,
Симпатия иль соприродной силы
Влияние, способное сопрячь
Явленья сходственные связью тайной,
Бездействуя загадочным путем,
Чрез пропасти немереных пространств.
Ты - тень моя и следовать за мной
Обязан. Никакая в мире власть
Не может Грех со Смертью разлучить.
Но чтобы возвращенье Сатаны
Нелегкий перелет не задержал,
Чрез эту неприступную пучину
Непроходимую, вдвоем с тобой,
Отважимся на подвиг, что вполне
Нам по плечу: мы перебросим мост
Над бездною,- из Ада, в те края,
Где Сатана владычит; оснуем
Дорогу, памятник соорудим
В честь боевых заслуг подземных войск,
Для них переселенье облегчив
Иль переправу,- как решит судьба.
Я в направлении не ошибусь,
Столь властно пробудившийся инстинкт
И тяга, неизвестная досель,
Меня влекут и мной руководят!"

На это Призрак тощий отвечал:
"- Иди, куда твой рок тебя ведет
И сила склонности. Не отступлю,
Последуя тебе, и не сверну
С дороги нашей общей. Чую дух
Убийства, запах неисчетных жертв,
Вкус умиранья всех живых существ,
Там обитающих. Не откажусь
В труде, предпринимаемом тобой,
Участвовать; напротив, помогу!"
Сказав, он с наслажденьем нюхал смрад
Смертельных изменений на Земле.
Так сонм стервятников за много лиг
От поля, где устроен ратный стан,
Спешит уже заранее туда,
Почуяв запах мертвецов живых,
Которые на смерть обречены
В кровавой сече завтрашнего дня.
Так страшный Морок на ветру, во мгле,
Раздутыми ноздрями поводя,
Добычу обонял издалека.
Затем, стезями розными, они
От Врат Геенны ринулись вперед,
В глубь Хаоса, в пустынный, влажный мрак
Просторов беззаконных, и, кружа
Над водами, со свойственною им
Великой силой, всє, что средь зыбей
Кишело,- плотные ли вещества,
Иль вязкие, швыряемые вверх
И вниз, как в океане штормовом,
Сгребли прилежно, и за валом вал,
К проему Ада, стали с двух сторон
Склубившееся месиво сгонять.
Так два полярных ветра, встречно вея,
В Кронийском море сталкивают льды,
Хрустальными горами заградив
К востоку от Печоры мнимый путь
К богатым берегам Катая. Смерть
Своим холодным и сухим жезлом
Окаменяющим, гремя, долбит,
Как бы трезубцем, груды твердых глыб,
Упрочив их недвижно; так сейчас
Незыблем Делос, бывший в старину
Плавучим; Призрака суровый взор
Горгонский - прочее оцепенил.
Страшилища, асфальтом прикрепив
Плотину, равную по ширине
Вратам Геенны, глубоко в нутре
Неизмеримых Адовых глубин,
Над вспененной пучиной возвели
Гигантской аркой мост в один пролет
Чудовищный, что достигал стены
Недвижной мира нашего,- увы,
Беспомощного, ставшего теперь
Поживой Смерти. Так сооружен
Широкий, невозбранный путь прямой
В Геенну. Если малое сравним
С великим,- точно так, дабы пленить
Свободных Эллинов, покинул Ксеркс
Чертог Мемнонский в Сузах и, дойдя
До моря, Азию связал мостом
С Европой, чрез кипучий Геллеспонт,
И бичевал разгневанные волны.
Воздвигнув дивный мост, что ими был
С искусством понтифическим творим,
Над бурной бездной, цепь висячих глыб
Простерли: Грех и Смерть, по той стезе,
Которую, сквозь Хаос, Архивраг,
Минуя все препоны, проторил,
До места, где, смежив свои крыла,
На обнаженный опустился шар
Вновь созданного мира; там они
При помощи крюков, цепей и скоб
Из адаманта прикрепили мост
И утвердили,- прочно чересчур
И крепко. Здесь граничат меж собой,
На малом расстоянье, бренный мир
И Небо Эмпирея; слева - Ад,
Клокочущей пучиной отделен.
Пред ними три дороги, что вели
К трем этим областям; они, к Земле
Избрав дорогу, устремились в Рай,
Как вдруг вдали узрели Сатану
В обличье Ангельском; он воспарял
В своем Зените, меж светил Кентавра
И Скорпиона; Солнце той порой
Держало путь в созвездии Овна.
Хотя родитель был преображен,
Но дорогие дети без труда
Отца в личине распознали вмиг.
Он, Еву искусив, скользнул тайком
В лесок ближайший, облик изменил
И за последствиями стал следить
Преступного деянья: видел он,
Как повторила Ева невзначай
Его поступок и ввела в соблазн
Адама; их совместный видел срам,
Пытавшийся бессильною листвой
Прикрыться; но, узрев, что низошел
Сын Божий, чтобы грешников судить,
Бежал, объятый ужасом, не чая
Спасения, но прячась от Руки
Карающей и, как злодей, страшась
Немедленного гнева Божества.
Опасность переждав, он вновь проник
В Эдем, к чете несчастной; из речей
Унылых, им подслушанных, узнал
О приговоре собственном своем,
О том, что предназначенная казнь
Отсрочена до будущих времен.
Теперь же, с вестью радостной спеша
В Геенну, он завидел на краю
Пучины, где устой береговой
Чудеснейшего нового моста
К стене Земной Вселенной примыкал,
Из Ада вышедших к нему навстречу
Потомков милых. Сколь ни велико
Их было ликование, но вид
Пролета дивного во много раз
Восторг Врага усилил; он застыл
Надолго в изумлении, пока
Его очаровательная дочь,
Красавица пленительная - Грех,
Не молвила, нарушив тишину:

"- Отец! Твой это подвиг, твой трофей!
Зачем же ты взираешь на него
Как на творенье посторонних рук?
Ты - первый зачинатель, первый зодчий.
Я сердцем, бьющимся в одном ладу
Таинственном с твоим, к нему навек
Привязанная силой нежных уз,
Прознала, как успешно на Земле
Ты действовал, о чем сейчас твой взор
Твердит, и, разделенная с тобой
Вселенными, почувствовала вдруг,
Что мне и сыну твоему пора
К тебе,- так роковая нас троих
Закономерность вяжет. Ад не мог
В своих пределах дольше нас держать,
И Хаоса непроходимый мрак
Не помешал нам по твоим следам
Идти преславным. Ты освободил
Нас, пребывавших взаперти, внутри
Затворов Адских; ты нам силу дал
Над хлябью темной дивный мост воздвигнуть.
Твой нынче - этот мир. Ты приобрел
Отвагой то, чего не создал сам.
Ты мудро, с прибылью, вернуть сумел
Утраченное в битвах и вполне
Отметил за наш разгром на Небесах,
Где царства ты не смог завоевать;
Зато ты будешь самодержцем здесь.
Пусть Победитель в Небесах царит
И пусть покинет новозданный мир,
Который собственным Своим отверг
Он приговором. Пусть отныне власть
Над мирозданьем делит Он с тобой,
Свой Эмпирей квадратный оградив
От мира шаровидного, где ты,
Господствуя, опаснее грозишь
Его Престолу, чем во дни войны".

Князь Тьмы в восторге отвечал: "- О дочь
Прекрасная, и ты, мой сын и внук!
Отменно доказали вы родство
Со мною, Сатаной,- ведь я горжусь
Таким прозваньем, будучи врагом
Всесильного Небесного Царя.
Вы государству Адскому и мне
Бесценную услугу оказали,
Триумф мой триумфально увенчав
Постройкой величавой, мой успех -
Успехом вашим, и притом вблизи
Небесных Врат; вы сочетали Ад
И здешний мир в единый материк,
В единую империю с прямым
Удобным сообщеньем. Я спущусь
По вашему широкому пути
К союзным легионам, отнесу
Известье о великом торжестве
И с ними ликованье разделю.
Тем временем вы следуйте стезе
Своей и меж бесчисленных шаров,
Отныне - ваших, низойдите в Рай
И завладейте, осноаавшись там,
Землею, воздухом, но Человеком
Особенно,- ведь он провозглашен
Хозяином всего, что создал Бог.
Его поработите, а потом
Убейте. Шлю наместниками вас
На Землю; небывалые права,
Что мне принадлежат,- вам отдаю
Всецело. От сплочєнья ваших сил
В дальнейшем власть моя зависит здесь,
В державе новой, покоренной мной
И Смерти, при содействии Греха,
Врученной. Аду не грозит ущерб,
Пока вы действуете заодно.
Ступайте же и твердыми пребудьте!"

Он смолк и отпустил свирепых чад,
Рванувшихся немедля, средь густых
Созвездий, отравляя все вокруг.
От яда меркли звездные рои.
Планеты сталкивались, претерпев
Затменье истинное. Между тем
Избрал тропу иную Архивраг,
Спускаясь по гигантскому мосту
К Вратам Геенны. Хаос грохотал,
Преградою разъятый, гребни волн
Ревущих вздыбливая с двух сторон,
На мостовую арку их кидал,
Презревшую Пучины тщетный гнев.
Достигнув цели, в Адские Врата,
Распахнутые настежь и никем
Не охраняемые. Сатана
Проследовал. Повсюду - никого.
Привратники покинули свой пост
И оба отлетели в верхний мир,
Другие - удалились в глуби недр
Геенны, в Пандемониум, к стенам
Столицы горделивой Люцифера
(Так Сатану прозвали в честь звезды
Блестящей, сходной с ним); там, на часах,
Стояли легионы, а вожди
В совете заседали, во дворце,
Тревожась: что могло бы их царя
Столь долго задержать? Так повелел
Он, отходя, и все приказ блюли.
Как по снегам, в степях, бежит орда
Татарская от русского меча
За Астрахань; как от рогов луны
Турецкой, оставляя за собой
В развалинах владенья Аладула,
Отходит на Тавриз или Казвин
Сефи Бактрийский,- так враги Небес
Низвергнутые, кинув позади
В опустошенье, мрачные края
Обширные, близ Адских рубежей,
В глубины отступили и сошлись
У стен столицы, город окружив
Охраной, ожидая всякий час
Возврата царственного смельчака,
Искателя неведомых миров.
Оборотившись Аггелом простым,
Как рядовой воитель, сквозь толпу,
Неузнанный, пробрался он в чертог
Плутонский и невидимо вступил
На возвышавшийся в другом конце,
Под балдахином из бесценной ткани,
Великолепный королевский трон.
Там восседал он, озирая зал,
Сам будучи незримым; наконец,
Как бы из облака, возникла вдруг
Его пылающая голова,
Затем он весь, блистая, как звезда,
Предстал воочью, если не светлей,
Не то поддельным блеском осенен,
Не то ему оставленной в Аду
Былою славой. В изумленье рать
Стигийская, слепящий свет узрев,
Могучего узнала главаря,
Столь долгожданного. Раздался клик
Восторженный. Великие князья,
Диван расстроив мрачный, второпях
К Владыке Ада бросились толпой
С приветом радостным. Он подал знак
Рукой к молчанию и начал речь,
Всеобщее вниманье приковав.

"- Престолы, Силы, Власти и Господства!
Отныне эти громкие чины
Вам по владениям принадлежат,
Не только на словах. Я преуспел
В задуманном,- превыше всех надежд,
И воротился, чтобы с торжеством
Вас вывести из этих Адских недр,
Проклятой, мерзостной юдоли бед,
Застенка нашего Тирана. Мир
Обширный достояньем вашим стал,
Немногим хуже отчины Небесной,
В опасностях великих и трудах
Добытый мною. Долго б довелось
Повествовать о том, что претерпел,
С какой натугою пересекал
Пучину невещественную, хлябь
Безмерную, где правит искони
Разлад ужасный; ныне Грех и Смерть
Соорудили там широкий мост,
Дабы ваш славный облегчить исход.
Но должен был я силою торить
Безвестный путь и бездну укрощать
Неодолимую. Я глубоко
В несотворенной Ночи утопал
И в диком Хаосе; они, ревнуя
О сокровенных таинствах своих,

Неистово препятствовали мне
В неведомом скитанье, и к Судьбе
Властительной взывали, вопия
Отчаянно. Не стану длить рассказ
О том, как посчастливилось найти
Мир новозданный, о котором шла
На Небесах давнишняя молва,-
Изделье совершенное вполне
И чудное, где Человек в Раю
Устроен и блаженным сотворен,
Ценой изгнанья нашего. Хитро
Его прельстил я преступить Завет
Создателя; и чем его прельстил?
Вас несказанно это изумит;
Вообразите: яблоком! Творец,
Проступком Человека оскорбясь
(Что смеха вашего достойно), предал
Любимца Своего и заодно
Весь мир - в добычу Смерти и Греху,
А следовательно - и нам во власть.
Без риска, опасений и труда
Мы завладели миром, чтобы в нем
Привольно странствовать и обитать
И Человеком править, как бы всем
Всевышний наш Противник правил сам.
Я тоже осужден, вернее,- Змий,
В чьем образе я Человека вверг
В соблазн, и вынесенный приговор
Вражду провозглашает между мной
И Человечеством; его в пяту
Я буду жалить, а оно сотрет
Мою главу (не сказано когда).
Но кто б не согласился обрести
Вселенную, хотя б такой ценой,
Ценой потертости иль тяжелейшей?
Вот краткий мой отчет. А что теперь
Вам, боги, остается, как не встать
И поспешить в блаженную обитель!"
Умолкнув, чаял он согласный клич
Восторга и рукоплесканий гром
Услышать лестный, но со всех концов,
Напротив, зазвучал свирепый свист
Несметных языков - презренья знак
Всеобщего. Владыка изумлен,
Но не надолго, ибо сам себе
Он вскоре изумился, ощутив,
Как ссохлось, удлиненно заострясь,
Лицо, и к ребрам руки приросли,
И ноги меж собой перевились
И слиплись. Обезножев, он упал
Гигантским Змием, корчась и ползя
На брюхе, и пытался дать отпор,
Но тщетно; Сила высшая над ним
Господствует, осуществляя казнь
В том образе, который принял он,
Ввергая Прародителей в соблазн.
Враг хочет молвить, но его язык
Раздвоенный шипеньем отвечал
Раздвоенным шипящим языкам.
Его сообщники по мятежу
Отважному равно превращены
В ползучих змиев! Свистом весь чертог
Стозвучным огласился. Вкруг Врага
Кители густо чудища, сплетя
Хвосты и головы: бессчетный сонм
Зловещих Аспидов и Скорпионов,
Керастов рогоносных, Амфисбєн
Ужасных, злобных Эллопов, Дипсад
И Гидр (в количестве не столь большом,
Скользя, клубились гады на земле,
Где кровь Горгоны древле пролилась,
И остров Офиуза не давал
Убежища таким скопленьям змей).
Но был наикрупнейшим - Сатана
В драконьем образе; превосходил
Нифона он, что Солнцем зарожден
В пифийском доле илистом, но власть
Отступник не утратил: все Князья
И Полководцы следуют за ним
На площадь, где Гееннские войска,
Отверженцы Небес, блюдя ряды,
Во всеоружье восхищенно ждали
Победного явления Вождя,
Увенчанного славой, но узреть
Им довелось противное: толпу
Презренных гадин. Ужас обуял
Мятежников, почувствовавших вдруг,
Что под влияньем страшного сродства
Невольно превращаются теперь
В подобья тех, кто взорам их предстал.
Броня, щиты и копья, грохоча,
На землю падают; за ними вслед
И сами воины. Раздался вновь
Свирепый свист; змеиный, гнусный вид
На всех, как заразительная хворь,
Равно распространился, покарав
Равно преступных. Так рукоплесканья
Желанные, преобразясь во свист,
В шипенье злобное из тех же уст,
Принудили самих бунтовщиков
Свое же опозорить торжество.

Во время превращения, вблизи,
По воле Божьей роща поднялась,
Для вящей казни бременем плодов
Отягощенная, подобных тем,
Которыми была искушена
Праматерь. Это чудо привлекло
Вниманье оборотней, взоры их
Несытые недвижно приковав.
Казалось им, что множество древес
Запретных вместо Древа одного
Взросло, усугубляя их позор
И бедствие; но голодом они
Невыносимым и палящей жаждой
Снедаемые, вызванными в них
Для соблазненья, ринулись толпой
К деревьям и, виясь вокруг стволов,
Вползали, гуще ветви облепив,
Чем голову Мегеры завитки
Кудрей змеиных; алчно торопясь,
Срывали дивные на вид плоды -
Подобья тех, что во?

(голосов:0)
Похожие статьи:
Open in New Window


Исходя из Библии, для чего Бог создал человека? Да и вообще для чего он создал этот мир? Скучно ему было, что ли? Какова цель жизни человека?

Исходя из Библии (специально вчера перечитал) прямо в пределах сотворения мира четко сказано, что создал Бог человека по образу своему и подобию дабы он[человек в смысле] командовал всеми гадами земными, водными, летающими и прочими. И вообще был хозяином мира(после Бога само собой).
Почему Бог сотворил землю там действительно не написано (а всю библию я перечитывать не стал).
Есть мнение (если посмотреть на это с точки зрения "не-момню-кого") то Бога не было, пока не было того, что знало бы о его существовании. И тогда он сотворил землю, но там не было еще разума, и тогда он сделал человека. Они стали друг о друге "знать" и оба засуществовали (и мир тоже так сказать оформился).
А вот с целью жизни я сам не знаю. Что живем мы ПОТОМУ ЧТО родились - это да. Но ЗАЧЕМ не знаю, по моему это вообще вселенская безответная проблема.


Тот, кто мир преподносит счастливчикам в дар,
Остальным — за ударом наносит удар.
Не горюй, если меньше других веселился,
Будь доволен, что меньше других пострадал.

счастье

поделиться

Тот, кто мир преподносит счастливчикам в дар,
Остальным — за ударом наносит удар.
Не горюй, если меньше других веселился,
Будь доволен, что меньше других пострадал.">


Кто для Вас Иисус?

Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?

Евангелие от Иоанна 9: 36

Иисус Христос некогда сказал: "Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" - что было подтверждено в свою очередь и Отцом: "И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в котором Мое благоволение". - Таким образом, если Вы хотите узнать, Кто такой Бог, каков Он, надо сначала ясно понять, Кто такой Иисус Христос. Можно сказать, непосредственно личность Иисуса Христа, Его жизнь, смерть и воскресение являются основанием всей христианской веры, предельно ясным ориентиром земной жизни каждого человека и единственной дорогой к бессмертию.


Комментарии к статье Лучше быть владыкой ада чем слугой небес:
Загрузка...
loading...


2015-2016